Книжное  издательство "Электронная  книга"


Издать электронную книгу

 

Жизнь прожить — не поле перейти

Автор романа: Валерий Осадчук
Дата публикации страницы: 17.12.2016.




- Нет, в детстве застудила, потом болела долго. Из-за этого стал пропадать слух. И сейчас совсем почти не слышит.

- А как общается?

- По губам понимает, да так, в ухо говорим.

Оба молча, задумавшись, допили чай. И когда молчание уже неудобно затянулось, Слава предложил погулять.

- Я согрелся, может, прогуляемся немного?

- Да, пойдём.

Гость помог убрать со стола чашки и оба, одевшись в маленькой, тесной кухоньке, вышли.

- Мы погуляем, я скоро приду, а ты кушай, - сказала выходя Роза.

Морозный, сухой воздух на улице, после домашнего тепла, резко обдал обоих.

Был вечер. Чистое небо было красиво усыпано звёздами, которые через морозный воздух по-особому сверкали. Созвездие Большой медведицы повисло низко над городом и яркий, чёткий серп луны завис в неподвижности над его восточной частью.

- Красиво на небе, - первым заговорил Слава, - как у Гоголя в «вечере на хуторе близь Диканьки». Небо, звёзды, дым с труб, месяц. Не хватает ведьмы на метле, - пошутил он.

- Или мужика на чёрте верхом, летящего по небу, - шутливо поддержала фантазию девушка.

- Вакулы, - пояснил молодой человек. - Он за черевичками, для своей любимой, летел к русской царице. А мы куда пойдём?

- Да так, пройдёмся по улице. Хорошо?

- Согласен.

- Наш вокзал ещё не видел?

- Нет.

- Тогда пойдём к вокзалу.

Выйдя между домов на улицу, с противоположной стороны которой было строительство какого-то здания, по видимому дома, так как завершался первый этаж, молодая пара направилась по разбитому тротуару.

- А как ваша улица называется?

- Третья Завокзальная.

- Есть ещё первая и вторая? - шутливо спросил парень.

- Есть. Вон вокзал, перейдём здесь.

И они направились через дорогу, меж чёрных, грустных деревьев и кустов на фоне покрытой снегом земли. Благо, люди уже протоптали довольно просторные тропинки и можно идти вдвоём. И они пошли.

Выйдя к вокзальной площади, остановились у её края. Перед ними стояло красивое здание похожее на старинный замок, все элементы которого были выделены и отделены друг от друга ярко коричневой и белой красками.

- Да-а, красота... - восхищённо произнёс молодой человек.

- А внутри ничего необычного, кассы.

Появившийся из-за здания вокзала тепловоз подал длинный гудок.

От неожиданности Вячеслав Васильевич вздрогнул и, глянув в окно купе, понял, где он находится и, что это были всего лишь приятные воспоминания о прекрасных мгновениях молодости. Гудок тепловоза повторился вновь. За окном всё так же мелькали перелески, столбы, вышки ЛЭП.

Окончательно вернувшись в реальность сегодняшнего дня, мужчина стал медленно потягивать пиво из горлышка. Его сосед поняв, что попутчик замолчал, погрузившись в негу памяти, деликатно, молча затих, пролистывая журнал, и увидев, что сосед вновь вернулся в реальность, осторожно, но твёрдо заключил:

- А теперь я верю в судьбу, и стараюсь следовать её повелениям. Знаешь, меня судьба как-то подталкивает туда, где мне хорошо. И отводит большие неприятности, и даже оберегает меня. Я оптимист. Вот, сколько езжу по командировкам, на самолётах летал раза два, не больше. Не полюбил я их в годы жизни Советского Аэрофлота, хотя они «во всеуслышание» и не падали, и теперь судьба удерживает меня на земле.

Сейчас только и слышишь: там упал - двести человек, как мухи, сгорели; в другом месте - в скалу врезался, восемьдесят солдатиков всмятку; то на взлёте взорвался; то на посадке не дотянул, рассыпался.

Я не спешу. На поезде хоть и медленно, но уверенно. Хотя и здесь воля судьбы очевидна. Помнишь, поезд сгорел при взрыве газовой магистрали? Я должен был ехать им. Но в Уфе встретились случайно два одноклассника, и мы так зависли в ресторане, что я очухался только под утро, когда поезд уже полночи как в пути. Даже не пошёл сдавать билет, купил на следующий и поехал. Только в пути по радио новостям услышал о происшествии.

Тогда ещё больше подчинился судьбе. И когда она свела меня с этой женщиной, я и не брыкался, повиновался.

- Видимо у каждого всё таки своя судьба, - вступил в разговор Вячеслав. - И если тебе хорошо с этой женщиной, и вас обоих это устраивает, может это и есть какой-то вид любви. И это у каждого своё.

Я же, более романтик! Я верю в любовь, любовь душевную, страстную. И создав для себя образ моего идеала, я случайно его, этот идеал, встретил, и как с зашоренными глазами, не обращая внимания на другие образцы идеалов, окунулся в омут нахлынувших чувств. Все свои стандартные представления о любви, весь мой романтизм, я обрушил на мой идеал. И не мог даже представить, что на пути моего романтизма, могут быть какие-то рифы, препятствия, трения. А оказалось, будто идёшь по узкому туннелю, впереди блестит какой-то свет любви и вдруг, неожиданно, то тут, то там, со стен туннеля тебя хватают за руки, за ноги, за одежду, какие-то тернии. Болезненно, весь в крови, продираешься по этому ходу. И вдруг, как не бывало, стало легко идти, блаженство поглотило. Идёшь, идёшь, уже стал забывать за прошлые невзгоды, и вдруг, откуда не возьмись, опять пошла череда терниев. Опять ссадины, синяки, кровь.



Перейти к странице: 1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20


Веб-страница, где полную версию книги
«Жизнь прожить — не поле перейти»
можно СКАЧАТЬ   БЕСПЛАТНО


Поделитесь, пожалуйста, ссылкой на эту страницу со своими друзьями из социальных сетей, нажав на одну из кнопок, расположенных ниже.







Наверх
Яндекс цитирования