Книжное  издательство "Электронная  книга"


Издать электронную книгу

 

Жизнь прожить — не поле перейти

Автор романа: Валерий Осадчук
Дата публикации страницы: 17.12.2016.




Это был полнеющий, пожилой полковник, прослуживший тридцать пять лет в Вооружённых Силах Советского Союза, от курсанта этого училища, до полковника - командира батальона. В училище поступал, будучи фронтовиком, воевавшим с 1943 года, и поступал по направлению фронта для обучения и замены отвоевавшихся и демобилизовавшихся офицеров.

Он был самый старый и опытнейший офицер училища. Офицеры и курсанты, за глаза любовно звали его «Батя». Он никогда не поднимал голоса на подчинённых, разговаривал с одинаковым уважением, что с офицером, что с курсантом. Не придирался, даже если и видел недостатки, а просто указывал, как устранить и время на устранение и доклад. Даже, если в это время сам отсутствовал, то обязательно, в дальнейшем уточнял у непосредственного начальника курсанта, получившего замечание, доложил ли тот о выполнении и что именно курсант выполнил.

Его принципиальность распространялась на всех, в том числе и на сына - курсанта четвёртой роты, его же батальона. При этом сын не рисковал встречаться с отцом дома, ничего хорошего это не сулило, а иногда заканчивалось и гауптвахтой.

Только все офицеры вышли из казармы на улицу, как из дальнего конца казармы раздался грохот и, слышно было, как посыпались на пол тазики.

- Что там? - спросил старшина дежурного, кивком головы показывая в конец казармы.

- Сейчас разберусь, - ответил Иванов и быстро направился по краю центрального прохода, за ним побежал Малых - нештатный ротный писарь.

Дойдя до конца казармы и открыв дверь в умывальник, дежурный отпрянул от неё, закрыв рот и нос рукой. Из проёма двери пошёл дым и запах гари в вперемешку с вонью содержимого туалетов, и всё это быстро распространилось по казарме.

- Что случилось? - крикнул старшина и быстро пошёл по центральному проходу к умывальнику.

Подбежав к открытой двери, Слава тоже вынужден был закрыть нос и рот рукой, так как дышать было невозможно из-за спёртой смеси гари с вонью испражнений.

- Что случилось? - повторил вопрос старшина. И зайдя в туалет, от куда больше всего валил дым и вонь, увидел забрызганные калом стены и потолок, а ровно над унитазом - чашей Генуя», на потолке был аккуратный круг.

Дневальный веником сметал со стенок кабинки грязь, а получалось, равномерно размазывал.

- Что случилось, я вас спрашиваю, повысил голос старшина, одновременно зажимая рот и нос.

- Кто-то кинул в очко взрыв-пакет, он и рванул, - виновато доложил дневальный, - и забитое очко пробило, теперь оно чистое, вот, - и он взял ведро с грязной водой, стоявшее рядом и вылил в унитаз. Вода быстро ушла, а раньше это очко было всегда полное, и содержимое приходилось вычерпывать.

- Кто ж проявил такую инициативу?

- ...

И тишина, все молчат, никто не знает.

- Ну, что ж, дежурный, весь наряд сюда, всё убрать, вымыть с хлоркой, объяснительные с дневальных и с вас ко мне.

Старшина вышел в сопровождении дежурного из туалета и умывальника в расположение.

- Откройте окна, проветрите, - распорядился он.

Стук в дверь запасного выхода, да не просто стук, а грохот, заставил старшину обернуться и остановиться. Этим выходом никто не пользовался, он был запасным... Кто там может стучаться? - подумал Слава и обернулся к двери.

- Кто там стучит? Чего надо? Вход с другой стороны.

- Дежурного или старшину вызовите, - раздался возмущённый голос из за двери.

Старшина узнал в этом голосе преподавателя кафедры иностранного языка, майора Вивдич.

- Я старшина Цыганчук, товарищ майор, слушаю вас.

- Старшина, что вы наделали? Взорвали туалет, что ли? Залили говном всю кафедру, невозможно здесь находиться.

- Товарищ майор, этот вход закрыт и опечатан, сейчас я приду с улицы сам.

Старшина направился к выходу.

- Дежурный со мной, приказал он сержанту и оба быстро, почти побежали через основной выход на улицу и затем к входу четвёртой роты и кафедр физики и иностранных языков.

Почти вбежав в коридор кафедр, почувствовали «термоядерный» запах смеси гари с калом.

Находясь долго в такой вони, можно потерять сознание. Прикрыв ладонями рот и нос, оба, старшина и сержант, вошли в умывальник и туалет первого этажа. Там уже находились майор Вивдич и гражданский лаборант с кафедры физики. Они дёргали рамы окон, пытаясь их открыть. Но рамы не поддавались, они были прибиты гвоздями.

Слава подошёл к левой кабинке и увидел, что её стенки все были залиты грязью, а из чугунного колена над кабинкой, текла грязь. Поняв в чём дело, старшина подошёл к майору:

- Товарищ майор, сейчас здесь будет сержант с курсантами, они всё уберут, вымоют и отремонтируют слив.

- Давай, давай, старшина, а то в понедельник здесь невозможно будет заниматься. Цыганчук в сопровождении сержанта Иванова вышел с кафедры и направился в свою казарму, ломая голову: как же из этого выпутаться. И мысли о девушке, как её предупредить, и мысли о случившемся, всё смешалось.

Поднявшись на свой этаж, через дежурного по роте вызвал к себе в кладовую младшего сержанта Лукьянова. Дождавшись его, отдал распоряжение, что нужно сделать в туалете на первом этаже, а дежурному уточнил по своему туалету.



Перейти к странице: 1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20


Веб-страница, где полную версию книги
«Жизнь прожить — не поле перейти»
можно СКАЧАТЬ   БЕСПЛАТНО


Поделитесь, пожалуйста, ссылкой на эту страницу со своими друзьями из социальных сетей, нажав на одну из кнопок, расположенных ниже.







Наверх
Яндекс цитирования